Install-Pro Magazine


Читаем свежий номер Install Pro

Читаем свежий номер Install Pro










СВЕЖИЙ НОМЕР



АРХИВ НОМЕРОВ







НОВОСТИ



ВЫСТАВКИ



ПРОЕКТЫ



СЕМИНАР



ОБОРУДОВАНИЕ







НАШИ КООРДИНАТЫ



ПОДПИСКА







Наш адрес электронной почты



Журнал о профессиональной шоу-технике
Шоу-Мастер



Световое оборудование для дискотек



Rambler's Top100
Rambler's Top100





С.И.Никаноров:
«Чрезвычайно важно, что на этом рынке  активно играют российские производители»

В интервью журналу Install-Pro результаты квалификационного отбора в конкурсе РТРС комментирует член конкурсной комиссии, начальник Производственно-технического управления Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций (МПТР) С.И.Никаноров.

– Сергей Иванович, как Вы в целом расцениваете проведение ФГУП РТРС этого конкурса?
– Прежде всего я хотел бы сказать, что то мероприятие, которое было проведено и публикация о котором, как это «по классике» положено, состоялась в журнале «Конкурсные торги», на самом деле конкурсными торгами, конечно, не являются. Потому что классические конкурсные торги всегда объявляются на конкретную продукцию. Подчеркиваю: даже не под вид продукции или услуг (допустим, покрыть крышу), а на конкретную продукцию: закупаем гвозди шиферные, размер такой-то, шляпка такая-то…
Вместе с тем в конкурсных торгах тоже есть понятие «квалификационный отбор»: сколько лет компания работает на этом рынке, какие проекты она реализовала и т.д., и т.п. Но это лишь одна из стадий стандартных конкурсных торгов, за которой должны последовать другие. Однако в нашем случае это не является и квалификационным испытанием потому что предмет торга однозначно не объявлен и государственные контракты (что тоже является базовым элементом конкурсных торгов) по результатам не заключаются.
На заседаниях конкурсной комиссии во время обсуждений и многоступенчатого голосования я говорил о том, что это не классические конкурсные торги: они не подчинены действующему законодательству о конкурсных торгах и по той же самой причине их результаты не могут быть обжалованы в судебном порядке. Это можно назвать как-то по-другому – конкурс «Лучшие по профессии» или «Алло, мы ищем таланты!».
Однако отсутствие жесткого договора нисколько не снижает значения состоявшегося в РТРС мероприятия. Это очень интересная форма, которая, на мой взгляд, позволила организаторам не только гораздо лучше познакомиться с составом возможных участников будущих процессов по развитию телерадиовещательной сети в стране, но и в значительной степени их сгруппировать. Последнее обстоятельство весьма важно: первая компания умеет очень хорошо делать одно, вторая – другое, а в результате удалось сблизить многих участников рынка и тем самым обеспечить широкий спектр возможных дальнейших направлений деятельности. И полагая состоявшееся мероприятие скорее деловой игрой без особых юридических последствий, я ничуть не умаляю его положительной роли и считаю оригинальным управленческим решением, которое, по моему мнению, позволило довольно хорошо определить конъюнктуру рынка, а в будущем – и перспективных партнеров.
– Вот Вы говорите о деловой игре. Но это игра, которая будет иметь и уже имеет серьезные последствия: произошел определенный отсев, с дистанции сняты довольно сильные конкуренты. В том числе – крупные как российские, так и зарубежные компании, известные не только в стране, но и в мире…
– Я считаю, что эти серьезные последствия – тоже позитивные. Хотя некоторые из фирм, не попавших в «финальную пульку», могли счесть себя обиженными: дескать, пострадала их репутация. Но, по-моему, удар по собственному реноме нанесли они сами. Ведь в деловые игры тоже нужно уметь играть – это одна из форм обучения нормальному бизнесу. А в нашем с РТРС случае это еще и конкретная форма работы на рынке (пусть пока без заключения государственных контрактов), маркетинг, изучение действующих в этой области людей, компаний, фирм…
И в этой ситуации претенденты проявили себя в меру собственных способностей – кто с хорошей стороны, а кто, увы, не с лучшей. Когда партнер получает конкурсную документацию, а в ответ присылает предложения, которые этой документации не соответствуют, это прежде всего говорит об отношении к российскому рынку, к РТРС, к сотрудничеству с этим федеральным госпредприятием.
А кто действительно хочет работать, те подошли к мероприятию ответственно: подготовили грамотные (как с технической, так и с финансовой точек зрения), вдумчивые предложения, оформили их юридически правильно, предоставили указанные в перечне документы, – сделали все, как положено. Поэтому, если репутации отдельных фирм (в том числе весьма известных) и нанесен некоторый урон, то вследствие их собственных действий (либо бездействия).
Пулы-финалисты определялись комиссией, состоявшей из 20 известных специалистов, в ходе тайного рейтингового голосования. По итогам процедуры был получен достаточно четкий срез рынка, произведен анализ технического, производственного, финансового потенциала участников рынка.
– И, по Вашему мнению, полученный срез вполне отражает ситуацию и расстановку сил на российском рынке?
– В целом, да. Потому что, коль 20 специалистов, облеченных доверием российского телерадиосообщества и наделенных внятными полномочиями, вынесли свой вердикт, то ситуация на рынке, наверное, такова. Естественно, суждение каждого эксперта не лишено доли субъективности, тем не менее решение выносилось на основе векторного сложения этих относительно субъективных мнений и потому окончательный вывод комиссии более или менее объективен. При этом я не стал бы ни переоценивать, ни недооценивать итоги конкурса, или, по нашей с Вами терминологии, деловой игры.
– Что Вы под пассажем о «переоценке или недооценке» подразумеваете?
– Реальность состоит в том, что мы хорошо изучили партнеров: знаем их технические, финансовые, организационные возможности. Но знаем так, как они их описали, – по тем документам, которые компании подготовили и представили.
Однако это не означает, что, когда будет решаться вопрос об организации настоящих конкурсных торгов, в последних будут участвовать только победители деловой игры. Отнюдь нет: когда будет назначен конкурс на нечто реальное с последующим заключением государственного контракта, право на участие в нем должно быть предоставлено всем пожелавшим того фирмам, включая те, которые потерпели неудачу в нынешней деловой игре либо вовсе в ней не заявлялись. И у них, вообще говоря, будут те же шансы на успех, что и у нынешних победителей, – так как, еще раз подчеркну, данная деловая игра не имеет строгих юридических последствий. Наверное, сегодняшние финалисты будут иметь некий моральный приоритет. Но только моральный, ибо в дальнейшем еще нужно суметь материализовать его в государственные контракты.
– Это точка зрения МПТР или Ваша?
– Это моя точка зрения как человека, который профессионально обучался всем этим тонкостям, связанным с конкурсными торгами, и который внесен в Государственный реестр специалистов в этой области.
– Вы постоянно говорите о бюджетных деньгах. А г-н Скляр и г-н Калин, насколько я их понял, ведут речь в основном о тех средствах, которые РТРС зарабатывает  сама и привлекает в виде товарных и денежных кредитов, а также лизинга для модернизации сети, слишком не надеясь на государственное финансирование. Причем займы, если следовать логике руководителей РТРС, будут погашаться из прибыли ФГУП…
– О чем Вы, я понял. Еще раз подчеркиваю: я же не работаю на РТРС. И не знаю, какие деньги из многовекторной системы финансирования ФГУП будут пущены на какой-то конкретный проект, – возможно всякое. Возможно, что это деньги заработанные – тогда одна процедура. Возможно, деньги бюджетные: РТРС входит в федеральную адресную инвестиционную программу, где МПТР – по целому ряду объектов – является государственным заказчиком; это уже другой, гораздо более жесткий механизм.
Но мы с Вами обсуждаем не перспективы РТРС. Мы с Вами беседуем о конкретном мероприятии, которое, как ни называй, представляется очень нужным и полезным. Для меня чрезвычайно важно, что на этом рынке активно играют российские компании. Для меня очень важно, что производство, пусть лицензионное, должно осуществляться на территории нашего государства. Что рабочими местами будут обеспечены российские граждане. Что налоги будут платиться в российскую казну.
К тому же на телевизионные и на радиопередатчики есть соответствующие ГОСТы. И наши стандарты отличаются от зарубежных и имеют свою специфику. И когда мы, – может быть, порой вслепую – покупаем итальянские, венгерские или какие-то иные передатчики, они далеко не всегда укладываются в те требования, которые предъявлялись отечественной нормативной базой. Я говорю «предъявлялись», потому что ныне действующий Закон о техническом регулировании переложил принятие решений на производителей: если это не касается безопасности людей, можешь следовать ГОСТам, можешь не следовать – на твое усмотрение. Ведь как раньше в стране было: несоблюдение ГОСТа преследовалось по закону. Теперь же ГОСТы – это совокупность добровольных параметров. Но мне кажется, что по крайней мере в государственных структурах надо следовать нормам, заложенным в ГОСТах, не снижать требований к критериям в оценке оборудования.
К счастью, в России производство теле- и радиопередатчиков и другого вещательного оборудования не потеряно и вполне конкурентоспособно.
– Вы имеете в виду группу компаний во главе с ООО «Алмаз-Антей Коммуникации»?
В том числе. Но также и другие российские компании, средние и те, которые заключили союзы с иностранцами: ОАО НТЦ «Космос», ООО «Бродкаст Арсенал-Груп» и ЗАО «Сайрус Системс» – с итальянцами; ОАО «Телеком» – с японцами; ООО «Универсал Коммуникатионс» – с французами.
В производственной кооперации с зарубежными фирмами, разумеется, нет ничего плохого. Должен сказать, что некоторые российские компании уже работают по импортным технологиям. В частности, предприятие ООО «Бродкаст Арсенал-Груп» в Новосибирске использует итальянский опыт, но адаптированный к российским условиям, – так сказать доведенный до российских стандартов. Существуют и другие проекты: например, РТРС, как я слышал, собирается создать совместное производство в Обнинске.
– Между тем, помимо конкурса по выбору стратегических партнеров, РТРС параллельно уже проводит модернизацию сети, – по выражению г-на Калина, фрагментарную, по отдельным объектам. Как Вы относитесь к этому процессу?
Если Вы хотите знать мое мнение опять-таки как эксперта, то я считаю, что когда передатчики закупаются фрагментарно, проблемы возникают регулярно. Потому что эти передатчики российским ГОСТам зачастую не соответствуют.
– Это та закупка, которая была произведена, по словам г-на Калина, «на ограниченную сумму и в ограниченных объемах» в соответствии с договоренностью, достигнутой руководством РТРС летом 2003 г. в Италии?
– Я не знаю та или не та. Новые передатчики устанавливаются сейчас в Новосибирске и Красноярске. На подходе Самара, Челябинск, Екатеринбург, Нижний Новгород – достаточно много РТПЦ. Я не хочу сказать по этому поводу ничего хорошего и ничего плохого – я не принимаю участия в приемке этих передатчиков. Но, мне кажется, надо было бы сначала принять решение по вопросам стратегического развития, определить стратегических партнеров. Потому что если сейчас совместно с «Первым каналом» закупаются передатчики одной фирмы, а затем вместе с другой телекомпанией – передатчики совсем другого производителя; приносит ли такая разностильность желаемый результат?..
– Руководители РТРС говорят, что в ФГУП сформулирована программа модернизации телерадиосети. В МПТР знают о существовании такой программы? В Минпечати ее видели?
– Как специалисты мы ее видели – это серьезный документ. Но официально она в МПТР не была представлена. Еще раз говорю: РТРС не подотчетна нашему министерству, ее ведомственная принадлежность четко не прописана. Вообще-то, по традиции МПТР – ведомство, которое больше связано с контентом, с телецентрами и радиодомами, где производится программный продукт. А распространение сигнала – это все-таки ближе к компетенции Минсвязи.
Вместе с тем, на мой взгляд, в РТРС собралась хорошая команда профессионалов, специалистов. И мне, так сказать, чисто по-чиновничьи не хотелось бы их критиковать: то, что мои коллеги из РТРС делают, они делают грамотно, принимая взвешенные решения. Иногда решения оригинальные – как с конкурсом по определению стратегических партнеров, но в целом, с моей точки зрения, интересные и полезные.
– А тем временем Минсвязи в лице ГСПИ РТВ разрабатывает еще одну программу модернизации российской телерадиосети, которая может стартовать через пару лет. Как это вяжется с нынешнем конкурсом, с уже реализуемым РТРС фрагментарным обновлением сети, с другими планами этого ФГУП?
– Ну и хорошо, что Минсвязи тоже участвует в этой работе, имеет перспективную программу. Мы же с Вами знаем, что монополия вредна. Плохо, когда в одном экземпляре и без вариантов. Поэтому то, что идет поиск в разных направлениях, что подключены разные ведомства, научные и проектные институты, – только во благо общему делу и всем его участникам.

Беседу вел Юрий Петровский.