Install-Pro Magazine


Читаем свежий номер Install Pro

Читаем свежий номер Install Pro










СВЕЖИЙ НОМЕР



АРХИВ НОМЕРОВ







НОВОСТИ



ВЫСТАВКИ



ПРОЕКТЫ



СЕМИНАР



ОБОРУДОВАНИЕ







НАШИ КООРДИНАТЫ



ПОДПИСКА







Наш адрес электронной почты



Журнал о профессиональной шоу-технике
Шоу-Мастер



Световое оборудование для дискотек



Rambler's Top100
Rambler's Top100





 

"Норд-Ост" как звуковая инсталляция

Татьяна Елагина

О мюзикле "Норд-Ост" сказано уже немало, и многое с эпитетом "первый". "Первый в XXI веке...", "Первый стационарный", наконец, набивший оскомину рекламный слоган: "Впервые в мире на театральную сцену садится стратегический бомбардировщик в натуральную величину!".

Ну, о самолете как о предмете театрального реквизита когда-нибудь в другой раз. А сейчас о том, как этот самолет незримо "летает" над головами вжавшихся в кресла от сладостного ужаса зрителей, самые впечатлительные уверяют, что чувствуют ветер от пропеллеров и жаркий выхлоп. Некоторые секреты акустической магии нам поведал главный инженер и координатор звуковой инсталляции "Норд-Ост" Вадим Нерухов.

Справка: Нерухов Вадим Васильевич - выпускник МИРЭА. В юности играл в самодеятельной группе: бас-гитарист, клавишник. Затем работал в Новосибирской филармонии в качестве профессионального музыканта. В 1988 г. пришел в Государственный Дом радиовещания и звукозаписи: инженер Большой концертной (5-й) студии, начальник сектора цифровой записи, заместитель главного инженера ГДРЗ. Во время работы в ГДРЗ параллельно трудился в нескольких коммерческих студиях в качестве звукорежиссера, а также выступал в той же роли на "заказных" записях и в ГДРЗ. На фирме I.S.P.A. в числе немногих "ветеранов" с 1994 г. Возглавлял звуковой департамент, в настоящий момент его должность в I.S.P.A. Ingineering называется "руководитель проектов", что в реальной жизни часто подразумевает совмещение коммерческих, инженерных и административных функций.

Авторы музыки и либретто к спектаклю - "родители" проекта Алексей Иващенко и Георгий Васильев изначально ставили задачу сделать все по канонам "большой" западной индустрии мюзиклов, ориентируясь прежде всего на самые известные постановки Бродвея и Вест Энда. Консультантом авторов стал Камерон Макинтош, продюссировавший "Cats", "Les Miserables" , "Phantom of the Opera" , "Miss Saigon", "The Witches of Eastwick" и другие уже классические мюзиклы. В качестве звукового дизайнера ими был приглашен Владимир Владимирович Виноградов, которого читателям журнала "Install Pro" наверняка специально представлять не надо.

В. В. Виноградов - автор уникальной, по крайней мере для России, звуковой концепции "Норд-Оста". Будучи большим энтузиастом surround-звука он сделал техническое задание на систему звукоусиления, которая должна была обеспечить максимальные возможности работы с эффектами окружающего звука. Был объявлен тендер среди фирм, занимающихся профессиональным звуковым оборудованием, в котором I.S.P.A. выиграла в почетном состязании с такими достойными соперниками, как, например, известнейшая английская фирма Autograph Sales Ltd , специализирующаяся в частности на техническом оснащении сценических жанров и имеющая за плечами не одну инсталляцию в Вест Энде.

Надо сказать, что перспектива принять участие в этом проекте была крайне интересна для инженерной команды I.S.P.A. и для меня лично как творческая задача. В свое время, еще работая в ГДРЗ, мне удалось поучаствовать в качестве главного звукорежиссера в постановке мюзикла "Джельсамино в стране лжецов" по сказке Джанни Радари на музыку Александра Клевицкого. Несмотря на, мягко говоря, скромный бюджет той постановки и как следствие достаточно скромные (по крайней мере по сравнению с "Норд-Ост") технические средства, это был очень интересный опыт, поэтому в возможности осуществить звуковую инсталляцию музыкального спектакля в условиях, когда тебе предлагают сделать все "как надо", ориентируясь на лучшие мировые аналоги, я увидел, можно сказать, подарок судьбы.

Прошлой осенью, в рамках ежегодной лондонской выставки PLASA, был организован так называемый "Baсkstage tour". Для того чтобы лучше понимать специфику звукового оснащения подобных постановок, в рамках этого тура мы посетили несколько самых известных мюзиклов, шедших в то время в Вест Энде ("The Witches of Eastwick" (к слову сказать, одна из инсталляций Autograph), "Lion King", "Notre-Dame" и др.), где нам удалось познакомиться с примерами современных решений специфических задач этого вида зрелищ и пообщаться с людьми, которые имеют непосредственное отношение к процессу.

Мы подготовили и представили вниманию тендерной комиссии предварительное техническое решение, которое, по мнению заказчика, очевидно, в наибольшей степени соответствовало постановочным задачам спектакля. В результате наша компания была выбрана в качестве поставщика и системного интегратора звукового комплекса мюзикла "Норд-Ост".

Наше предварительное решение предполагало десятиканальную схему Surround-звука: лево, центр, право, левая стена, правая стена, задняя стена, потолок, арьер, два канала фронт-фил (громкоговорители, установленные в барьере оркестровой ямы для улучшения локализации звука "на сцене" для зрителей первых рядов).

В итоге было реализовано несколько компромис- сное решение: лево-центр-право-левый Surround-правый Surround, два канала фронт-фил и арьер.

Впервые под новый театральный проект было отдано целое здание, - бывший Дворец культуры 1-го ГПЗ, образец типовой клубной архитектуры "застойных" лет. Удалось ли что-то сделать, улучшить на сцене и в зале в ходе капитальной реконструкции?

Еще до того как мы подключились к этому проекту началась работа над переоборудованием интерьера зала, для чего была привлечена группа архитекторов (мастерская "Рождественка"). Конкретное решение проблем акустики принадлежало специалисту НИКФИ Юрию Николаевичу Гребешкову - известнейшему акустическому дизайнеру, в сотрудничестве с которым до этого мы успешно реализовали ряд проектов (последним к тому моменту был проект студии звукозаписи Мариинского театра). Совершенно естественным образом сложилось нормальное рабочее взаимодействие между акустическим дизайнером, архитекторами, звуковым дизайнером и нашей инженерной группой, в результате чего была осуществлена гармоничная реконструкция интерьера зала с необходимой коррекцией его акустических свойств. Вкратце суть и смысл проведенных мероприятий заключались в следующем: в зале была ликвидирована излишняя гулкость (уменьшено время реверберации), что способствовало созданию большей свободы при моделировании искусственного пространства с помощью электроакустики (пространственные реверберационные эффекты реализуются Surround-процессором t.c. electronic System-6000); устранены причины, порождавшие флаттер-эффект в партерной части зала; скорректирована акустическая обработка ограждающих поверхностей потолка и стен в околосценическом пространстстве для улучшения структуры ранних отражений; увеличена степень диффузности звукового поля за счет чередования элементов покрытий стен с разным коэффициентом звукопоглощения и т.д.

Значительное внимание проектировщиков было уделено вопросам акустики оркестровой ямы. В соответствии с разработанным архитектурно-акустическим решением она была основательно реконструирована. В процессе переоборудования приняли эффективные меры по обеспечению акустического комфорта для музыкантов (в весьма ограниченном объеме ямы) с учетом дополнительных условий, которые необходимо было создать для эффективной работы системы звукоусиления. Яма была обработана определенным количеством звукопоглощающих покрытий; под сценой сделали отдельную комнату для ударных инструментов; применили средства виброзащиты ямы от динамических нагрузок на авансцену, многократно возникающих по ходу шоу.

К сожалению, премьерные показы предварялись, видимо, неизбежной, увы, в подобном деле штурмовщиной, когда за несколько оставшихся дней надо было успеть все: свет, звук, достроить декорации и пр. Полноценные акустические измерения и настройка перед премьерой были невозможны просто потому, что все 24 часа на сцене и в зале что-то происходило.

Значит, не вполне удавалось осуществлять взаимодействие между различными командами: постановочной, световой и звуковиками?

Вообще говоря, создатели проекта достаточно жестко запланировали процесс подготовки спектакля. Еще до заключения контракта мы ознакомились с подробным планом этой подготовки, что само по себе довольно необычно для среднестатистического заказчика и делает честь авторам данного проекта. К сожалению, строители оказались традиционно непобедимы в смысле срыва сроков. Так, мы, например, смогли "выйти на сцену" за полтора месяца до премьеры, в тот момент, когда работа у других служб была в самом разгаре, причем у всех (декораторов, света и звука) до премьеры времени было в обрез. В такой ситуации, несмотря на общую доброжелательность и профессионализм, а работали действительно высокие профессионалы, скоординировать работу так, чтобы совсем не мешать друг другу, было непросто, а иногда и невозможно. Представляете себе работу монтировщиков декораций, которым в процессе надо общаться друг с другом, находясь в разных точках сцены, когда в зале звучит розовый шум давлением 95 дБ? Или обратная ситуация, когда в самый, я бы сказал, "интимный" момент отстройки частотной характеристики громкоговорителей очередной зоны зала (а система настраивалась по 16 зонам, из которых, правда, 10 симметричных) вдруг начинается соло "болгарки", с помощью которой отпиливают очередной кусок железа в декорациях? Для полноты картины добавлю, что происходит все это глубокой ночью, потому что днем с 10 до 22 ч идут репетиции оркестра, вокалистов и общие прогоны сцен шоу.

Не обошлось без осложнений - несмотря на то, что при проектировании системы предусматривались все необходимые стандартные меры для обеспечения изоляции ее от помех светового оборудования, нам пришлось потратить довольно много времени, чтобы избавиться от наводок. В конце концов, мы полностью их побороли, хотя на сцене звуковые линии довольно плотно "переплетены" со световой сетью.

Это нормально, для сложной инсталляции никогда не бывает идеальных теоретических решений.

Помимо звукового Surround-решения, что еще представляет особый интерес в "Норд-Ост"?

Ну во первых то, без чего трудно было бы достичь той качественной планки звука, которую сегодня демонстрирует "Норд-Ост": вся используемая в зале и на сцене электроакустика - это Meyer Sound.

Далее, у нас 96 каналов микширования. Используются два пульта AMEK Recall, один на 56 входных модулей, другой - на 40. Зачем так много? Потому что в партитуре использован практически полный состав симфонического оркестра, для которого задействованы 52 канала.

Сразу было понятно, что красивого сочного звучания оркестра при съеме звука общим планом, как, например, в Большом театре или Большом Зале консерватории, добиться невозможно. В. В. Виноградов посчитал, что единственно правильное решение в данном случае - это мультимикрофонная система, позволяющая эффективно управлять балансом и звучанием инструментов оркестра в далеких от идеальных акустических условиях. Это решение во многом и диктовало логику той реконструкции оркестровой ямы, о которой я говорил ранее.

Применение стандартных микрофонов для подзвучки всех инструментов было практически исключено, учитывая катастрофический дефицит места в оркестровой яме, с одной стороны, и необходимость как можно ближе располагать микрофоны к источнику звука, чтобы иметь необходимый запас устойчивости по "завязке", с другой. Очевидный выход - использовать индивидуальные миниатюрные микрофоны, но совместить в индивидуальных микрофонах для инструментов хорошее звучание и удобство эксплуатации для музыкантов (габариты, вес и т.д.) - это большая проблема. Задача была успешно решена с помощью микрофонов фирмы SD Systems, специализирующейся на выпуске высококачественных миниатюрных инструментальных микрофонов. Миниатюрные капсюли крепятся прямо на корпус струнных инструментов, к раструбу духовых, и это не пьезосъемники, а хорошего качества конденсаторные микрофоны, которые очень естественно передают звучание акустических инструментов. Для отдельных инструментов также используются микрофоны Neumann KM184. Наше сотрудничество с компанией SD Systems началось именно с этого проекта, и это хороший пример, когда конкретная практическая задача приводит к сотрудничеству с новым перспективным партнером.

Вторая наша "находка" для этого проекта - фирма LCS, разработчик уникальной на сегодняшний день системы Surround-панорамирования для "живых" шоу. Поясню: если в кино уже существуют определенные стандарты Surround-звука (5.1, 7.1), то для "живого" звука таких стандартов нет и, думаю, не будет. Понятно, что чем больше количество каналов окружения, тем больше возможностей для построения Surround-эффектов. Так вот, модификация системы панорамирования LCS Matrix3, которая работает на "Норд-Ост" позволяет иметь до 128 входных и 128 выходных каналов. Другими словами, в предельном случае вы можете одновременно панорамировать 128 источников по 128 выходным каналам! В нашем случае используется матрица 16 входов на 8 выходов, что соответственно позволяет одновременно исполнять сложную траекторию панорамирования 16 источников по 8 выходным каналам. Основной программный модуль системы, называющийся Space Map, дает возможность моделировать пространственную конфигурацию конкретной электроакустической системы, через которую воспроизводятся эффекты, и обеспечивает оператору простой интерфейс для построения траекторий панорамирования.

Для создания эффектов в качестве основной исходной библиотеки была использована коллекция Sound Ideas Series 6000. Исходные звуки записывались на хард-диск рекордер DAR OMR-8, на нем же они монтировались и через систему Matrix3 в готовом виде перезаписывались на другой OMR-8. В спектакле эффекты воспроизводятся с рекордера (для чего используется программная функция рекордера Theatre Play), причем для повышения надежности предусмотрена система резервирования, позволяющая в случае сбоя перейти на другой рекордер, синхронно воспроизводящий те же эффекты. При создании эффектов не было задачи соревноваться со "Звездными войнами", в "Норд-Осте", как вы, наверное, догадываетесь, постановочная идея совсем другая. Пожалуй, самый яркий на сегодня звуковой спецэффект спектакля, вызывающий восторг и зрителей и критиков, - полет самолета вокруг зрительного зала, а затем пролет его над головами зрителей, когда главный герой, Саня Григорьев, учится летать. Но спектакль живет, и я знаю, что звукорежиссерская группа не считает существующий набор эффектов окончательным, благо оборудование позволяет широко экспериментировать с Surround-звуком. У нас есть план совместно со звуковой командой "Норд-Оста" сделать несколько отвлеченных "Surround-этюдов" с целью более глубокого осознания возможностей использования подобных эффектов в театральных постановках. Вероятно, одним из результатов этой работы окажется модификация набора эффектов и в самом "Норд-Осте". Cегодня уже есть все основания ожидать, что будут и другие постановки Театра Мюзикла и Surround-эффекты будут использоваться все шире.

Еще одна техническая "достопримечательность" - это 24-канальная радиомикрофонная система Sennheiser, серьезная профессиональная серия 3000. Помимо традиционно высокой надежности радиоканала, система обеспечивает ряд сервисных функций, существенных для облегчения жизни технического персонала. Надо сказать, что при использовании такого количества вокальных микрофонов от команды звукорежиссеров требуется мастерство и слаженность. Есть сцены, где одновременно 20 (!) артистов с радиомикрофонами весьма интенсивно перемещаются по сцене, которая достаточно плотно "перекрыта" мониторами. Не так просто было добиться того, чтобы полностью уйти от "завязок", обеспечивая при этом четкое воспроизведение речи. Сегодня проблемы "завязок" не существует.

Неужели не используется пресловутая "фанера"?

В смысле исполнения все абсолютно честно, фонограмма идет только на спецэффектах. Курьез в том, что отдельные эпизоды сейчас звучат настолько "студийно", что даже были попытки уличить авторов-постановщиков в использовании "фанеры". А все просто, когда актеры играют одно и то же каждый день подряд, качество и синхронность исполнения можно довести до студийного совершенства. Трудно сравнивать премьерные октябрьские спектакли с тем шоу, который видит зритель сегодня, когда количество сыгранных спектаклей превысило 100.

Но, вообще-то, 20 радиомикрофонов на сцене одновременно - ситуация, конечно, экстремальная для звукорежиссера. Наши мудрые западные коллеги, насколько стало ясно из нашего общения, как правило, стараются избегать подобных стрессов. Так, в мюзикле "The Witches of Eastwick" в массовой сцене "живьем" поют, если не ошибаюсь, только четыре солиста, а хор (он же кордебалет) озвучен-таки "фанерой", причем записанной не в студии, а с этой же сцены, с использованием тех же рабочих радиомикрофонов. Я, пожалуй, готов согласиться, что для "правдивости" исполнения в плане зрительского восприятия это не столь существенно, а вот технически значительно облегчает задачу.

Отдельная проблема - размещение собственно миниатюрных микрофонов. С точки зрения акустического соотношения сигнал/шум понятно, что чем ближе ко рту, тем лучше. К сожалению, с эстетической точки зрения это не лучший вариант. Звукорежиссерам ближе первый подход, постановщикам - второй. В итоге микрофоны было решено максимально замаскировать, убрав их подальше. В спектакле есть яркий массовый эпизод с использованием стэпа на лыжах. Собственно лыжами стучат двое солистов, остальные "стэпуют" традиционно, ногами. И при этом все они поют! Вокалисты подзвучиваются микрофонами круговой направленности (как правило, качество звучания миниатюрных круговых микрофонов заметно выше, чем кардиоидных). У вокалистов есть естественный "потолок" громкости. Легко можно представить, насколько сложно добиться разборчивости речи в такой сцене.

Не пришлось ли вам столкнуться с частотными проблемами при настройке и использовании радиомикрофонной системы?

Для того чтобы уйти от потенциальных проблем, специально был вызван специалист фирмы Sennheiser. Он произвел мониторинг электромагнитной обстановки в зале. Это стандартная процедура при разработке больших радиосистем, особенно для стационарных инсталляций. В результате были определены частотные диапазоны и конкретные частотные сетки, которые могут быть использованы для работы системы. Надо понимать, что 24-канальная (а с учетом двух резервных каналов, даже 26-канальная) система - это проблема с точки зрения размещения рабочего диапазона в доступных частотных "окнах". С одной стороны, мы поставлены в жесткие рамки Госкомитетом по частотам. С другой стороны, для исключения взаимовлияния каналы радиосистемы должны быть расположены в соответствии с неумолимыми законами физики на определенном "расстоянии" друг от друга, причем, чем больше каналов, тем жестче требования к частотной сетке. В результате искомый компромисс был достигнут. Никаких проблем пока не возникало ни с сотовыми телефонами публики, ни со служебной радиосвязью, которая довольно интенсивно используется постановочными службами мюзикла.

Стоит, наверное, сказать пару слов о мониторной системе на сцене и в оркестровой яме. Пространство сцены озвучено по четырем планам, в каждом из которых можно формировать независимые миксы. В оркестровой яме предусмотрены две системы: общего плана для струнных, дерева и меди и система индивидуального мониторинга для ритм-секции, дающая возможность музыкантам собрать для себя индивидуальные миксы из семи формируемых на мониторном пульте оркестровых групп и группы вокала.

Еще к разряду "достопримечательностей" я бы отнес систему коммутации. У нас три основных рабочих места: рабочее место звукорежиссеров в зале, место мониторного звукорежиссера на сцене и техническая аппаратная. На рабочем месте в зале установлены два микшерных пульта и рэки с устройствами обработки и системой воспроизведения эффектов. Входы/выходы всех устройств выведены на коммутационное поле, состоящее из 13 панелей типа Bantam по 96 направлений каждая (всего около 1200 направлений). Штатная схема соединений различных устройств реализуется с помощью нормализации на коммутационных полях. Это означает, что если работа идет по штатной схеме, не требуется вставлять перемычки для того, чтобы соединить одно устройство с другим, - это осуществляется "внутри" поля. Если возникает нестандартная ситуация, можно быстро установить необходимые новые соединения перемычками. Подобные коммутационные поля расположены также на рабочем месте мониторного звукорежиссера и в аппаратной, где находятся приемники радиосистемы и устройства системы управления электроакустикой (контроллеры и эквалайзеры). Хотя с точки зрения монтажа мы получили серьезную дополнительную головную боль, практика пусконаладки и последующей работы показала правильность такого подхода. Это большое дело, когда есть простой доступ ко всем входам/выходам системы и возможность оперативно изменить коммутацию. Мы, например, можем подать индивидуальный тестовый сигнал на любую из колонок электроакустической системы (а только в зале почти 50 активных колонок). Это, наверное, хорошо смогут оценить те, кому приходилось настраивать и эксплуатировать подобные системы. Надо признаться, та схема соединений, которая работает сегодня, заметно отличается от исходной штатной схемы, разработанной нашими инженерами совместно со звуковой командой "Норд-Ост" и реализованной во время инсталляции. Реальная практика неизбежно вносит свои коррективы. В процессе подготовки спектакля происходили некие изменения в составе оркестра, у звукорежиссеров возникали пожелания по оптимизаци

и размещения источников по каналам пультов, дополнительные идеи использования устройств обработки на тех или иных группах инструментов или вокала и т.д. Вот тогда мы и воспользовались в полной мере той гибкостью, которую обеспечивает эта система коммутации. В результате, правда, на основном поле выросла заметная "ботва" из перемычек, но зато довольно просто реализовались все новые идеи. Сейчас есть план привести схему нормализации в соответствие с практически сложившейся штатной схемой, благо процесс ее формирования в основном, похоже, завершился. Вообще о "культуре" коммутации можно рассуждать долго - думаю, что обсуждение этой темы в вашем журнале было бы уместно.

Наверное, и чисто электрические проблемы приходилось решать в ходе монтажа оборудования. Слышала, что на многих наших вполне солидных концертных площадках нет элементарного заземления.

Здесь изначально "земля" была. Отдельный "земляной" контур, очень хороший, обустроила в свое время обитающая в этом же Дворце 1-го ГПЗ известная студия звукозаписи "Полифон" (к которой мы тоже имели отношение, а авторство архитектруно-акустического проекта, кстати, также принадлежит Юрию Николаевичу Гребешкову) и к нему коллеги любезно разрешили нам подключиться. Что касается "кабелепроводов", т.е. труб, в которые закладываются кабели, то все это делалось абсолютно заново во время ремонта здания, когда были сняты старые покрытия стен.

Вернемся к самому спектаклю. Как осуществляется процесс?

Три звукорежиссера наверху и один внизу, на мониторинге. Кроме того, есть люди, следящие за микрофонами, которые их клеют актерам, прикрепляют к инструментам, а потом снимают. Вообще про процесс лучше говорить с Юрием Романовым, руководителем звукоцеха "Норд-Оста". Думаю, ему будет что рассказать о реальной практике работы в этом уникальном проекте.

Есть претензии к обращению актеров с микрофонами?

Насколько я знаю, один передатчик уже побывал в унитазе. Досадная оплошность, исключение, будем надеяться. Более же насущная проблема, а не вина артистов, это их трудовой пот, заливающий микрофоны. Такова реалия всех подобных постановок, при столь интенсивном использовании микрофоны требуют регулярной чистки, качественного обслуживания и достаточно быстрой замены на новые. При этом реальная скорость замены микрофонов ниже той, которую мы изначально ожидали на основе наших консультаций с западными коллегами. Пока заменяются в среднем три микрофона в месяц. В этом, безусловно, заслуга технического персонала ну и, конечно, актеров.

Насколько равномерно, по отзывам зрителей, распределяется звук в зале?

Как я уже упоминал, перед самой премьерой на акустическую "пристрелку" не хватило времени, к тому же кресла в зале появились буквально за несколько дней до первого спектакля, а без них, понятно, окончательная настройка не имела особого смысла. По этой причине звук на премьерных спектаклях был далек от идеала. В начале декабря был небольшой плановый технический перерыв, во время которого мы имели возможность произвести более-менее вдумчивую настройку электроакустической системы. Мы довольны результатом, и, приятно, что, по отзывам людей, мнению которых я доверяю, качество звука впечатляет. Звук равномерно распределен в зале, конечно, зрители, сидящие на крайних местах, несколько проигрывают в смысле восприятия окружающих эффектов, но в целом мы, повторяю, довольны. Безусловно, общий результат в огромной степени зависит от исполнителей и звукорежиссеров. Сейчас команда звукорежиссеров состоит главным образом из молодых ребят, для которых на сегодня "Норд-Ост" - самый серьезный опыт в их карьере. Единственный "бывалый" - это Юрий Романов, который вначале в основном и вел спектакли, а в последнее время все чаще уступает место молодым коллегам, мастерство которых растет на глазах. Вообще эта тенденция характерна для всего творческого состава "Норд-Оста", и насколько я могу судить, уже сегодня качество шоу в целом вполне на мировом уровне.

А в планах, хотя бы дальних, есть задумка выпустить CD- или DVD-вариант "Норд-Оста"?

Об этом уместней спросить авторов проекта. Насколько я знаю, пока планируется выпустить CD с выборочными номерами мюзикла. Наверное, есть некий коммерческий потенциал и в идее выпуска DVD-версии мюзикла наподобие, например, DVD-версии Cats. Пока же всех радуют постоянные аншлаги, на сей момент уже более 100 представлений, а это абсолютный рекорд для ежедневного спектакля.

Итак, всем жаждущим воочию оценить технические находки первого мюзикла, созданного на основе советской литературной классики, романа В. Каверина "Два капитана", посоветуем самим посмотреть "Норд-Ост", который "каждый вечер в час назначенный" собирает полный зал на весьма удаленной от Кремля и не "тусовочной" Дубровской улице. И, как говорят, публика идет всякая и разная: и по возрасту, и по так называемому "социальному статусу". Мнения о постановке так же неодинаковы, но, количество восторженных или просто положительных явно преобладает ...

Дополнительная информация - компания i.s.p.a. 

Наверх

Адрес редакции: 123459, Москва, а/я №7 Тел.: (495) 250-0207 Факс: (495) 978-7362
Copyrignt Install Pro 1999-2006
Поддержка сайта web@install-pro.ru
mrmidi.ru